8 (861) 203-38-57Заказать обратный звонок Меню

ЖИЗНЬ КАК КРУТОЕ ПИКЕ

08.05.2019 16:50:00
«Живая петля, или судьба лётчика, которому запретили летать...»


“Если я слышу этот вой, значит бомба летит не в меня, – вспоминает Владимир Григорьевич и машинально имитирует этот жуткий рев снарядов, – “УУУ-УУУ”. Это сейчас он может об этом спокойно говорить, спустя десятилетия, когда в ушах стих страшный гул войны... Мальчишка 16 лет рассказал бы нам сейчас совсем другую историю, полную ужаса, тревоги, отчаяния и страха – чего ждать дальше и ждать ли вообще?


Владимиру Григорьевичу Сафронову 93 года. Он бодр духом, сохранил живость ума, интеллекта, чего не скажешь о здоровье.

Что такое война он увидел школьником. “До сих пор, – рассказывает, – перед глазами стоит картина, как в вагон до отказа набиваются перепуганные люди. Шестнадцатилетнего Вову Сафронова с его друзьями воевать не взяли, мол, куда вам, пацанята.

 Немцы оккупировали Краснодар, эвакуация, на вокзале паника – толпы в надежде выжить. На одной из теплушек удалось уехать с товарищами и нашему Владимиру Григорьевичу. Поместились только на крыше. Чтобы не слететь с состава, привязали себя ремнями к поезду. Добрались до родного города Туапсе.

 Бог миловал юного Володю видеть кровавое месиво на полях боя, как умирают друзья, и по-настоящему ощутить дыхание смерти, когда каждый прожитый день может быть последним...

Но даже в свои 16 он не терял надежду попасть на фронт, защищать Родину и когда-нибудь доучиться. В Краснодар он уехал из Туапсе после 7 класса, перешел в так называемую спецшколу ВВС. Мечтал стать летчиком. Но у судьбы были на него другие планы. Нелегкая помотает его по всему Советскому Союзу. Карьеру свою он потом продолжит, но не так, как того хотел. Летать ему в итоге запретят. Но об этом станет известно чуть позже, а пока молодой Владимир Сафронов роет окопы в Туапсе, примерно в километре от себя слышит рев войны, страшных мучений, в которых погибали тысячи молодых ребят всего на несколько лет старше его...

Копал что есть мочи, стер руки в кровь, не мог их сжимать, даже в госпиталь из-за этого забрали. Раз на фронт не взяли, решили с краснодарскими товарищами доучиться. Узнали, что есть такая же школа в Таджикской ССР, в городе Пенджикенте и тронулись в путь. Для ребят тогда это было своего рода приключение. Владимир Григорьевич вспоминает эту “кругосветку” с улыбкой, хотя сейчас, в мирное время, смешного мало. Ехали на минах, ночевали где придется: на улице, в подъезде, полуголодные искали станции и каждый раз на свой страх и риск "цеплялись" к составам.

Путь проделали длинный. Вначале приехали в Гагры, потом отправились в Сухум, следующим пунктом стал Тбилиси, затем Баку, оттуда на пароходе добрались до туркменского города Красноводска, затем друзей ждало путешествие на бочках с нефтью до Ташкента. Уже оттуда поехали в узбекский город Самарканд, и завершил это путешествие марш-бросок в 60 километров до Пенджикента.

В местной школе ВВС Владимир Григорьевич отучился 9 и 10 классы.

На календаре 1944 год, ребят готовят к войне, отправляют в узбекский город Чирчик в летное училище стрелков-бомбардиров.
"Нас вывезли на полеты, сидим – что-то нас не выпускают никуда, – вспоминает Владимир Григорьевич, – потом приходят и говорят: "Война закончилась".
Рассказывает, что тогда дали ‪два дня‬ выходных (смеется), и снова в бой, мирный бой... 


Пройдет время и Владимир Сафронов станет военным офицером. Но это позже, впереди – плохие новости. О них Владимир Григорьевич узнает в Саратове. Медкомиссия постановила: летать нельзя, зрение плохое. С тех пор о небе ему пришлось позабыть, он 
стал техническим работником, обслуживал военные самолеты. 

Вскоре судьбоносная служба на Украине, где он встретил свою вторую половинку Нину. Поженились, через время отправились на Курильские острова. Через шесть лет снова переезд, и снова Краснодар. Здесь ждет учеба во Всесоюзном инженерно-строительном институте.


Потом Ростов, затем Волгоград. Опять учеба – теперь уже в академии Жуковского (инженер по авиационному оборудованию). Затем служба в зерноградском полку в Ростовской области. А в 1956 году Владимира Григорьевича, знавшего теперь о военной авиации все и даже больше, отправляют в Польшу.

Да уж, быть военным офицером непросто. Перед тем как назвать последнюю должность шутливо предупреждает: “Вы сейчас за голову схватитесь”. Диктует с нотками иронии, намеренно ставит голосовые акценты на каждое слово: “Инженер 4-й воздушной армии по эксплуатации и войсковому ремонту 4-й воздушной армии, которая стояла в Польше”. В конце предложения смеемся все вместе.



С женой прожили рука об руку 66 лет. Не так давно Нины Владимировны не стало. Отца навещает дочь, она живет в Таганроге, сын – в Литве. "Хоть бы до осени докарабкаться, хорошо бы было", – делится планами на жизнь Владимир Григорьевич. 

Напутствие для молодежи уместил в четыре слова: "Чтобы такого больше не было". И тут же добавил: "Чтобы был мир, чтобы жили и радовались жизни".

К нашему глубочайшему сожалению, 13 мая 2019 года  Владимир Григорьевич скончался. Вечная светлая память и низкий поклон Владимиру Григорьевичу Сафронову!
Поделиться:
Назад к списку событий

Заказать обратный звонок

Ваше имя (используйте русские и латинские буквы) Ваш телефон

Ваш номер телефона будет использован для того, чтобы предоставить информацию о жилых комплексах и услугах СК Неометрия. Нажимая на кнопку, вы даете согласие на отправку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.


Спасибо!

Мы перезвоним в ближайшее время.


Хотите быстро узнавать о новых акциях и спецпредложениях?

Вступайте в наши группы в соцсетях